Между жизнью и смертью

Между жизнью и смертью

«Легенды порой властно вторгаются в настоящее, — говорит Михаил Прохоров из деревни Соколовка Пермской области. – Чтобы они оставались вдалеке, нельзя вторгаться в прошлое, иначе последствия такого поступка могут быть чудовищны».

С юных лет Михаил увлекался историей. Его интересовали древние традиции – благо, в их деревеньке до сих пор жили люди, именовавшие леса пармой, себя – пермяками, а соседей – московитами. Отправляясь к деду Ермолаю – местному знахарю, а по совместительству учителю истории края, – Мише всегда казалось, что он идет в сказку, страшную, захватывающую, в которой до сих пор жил великан-медведь Ош и правила пермяками Сорни-Най, Золотая Баба, а по лесам бегали оборотни-рыси – ламии.

У деда Ермолая Михаил появлялся не один, вместе с ним бывал и дружок Пашка. Они вместе окончили школу, поступили в институт, только Прохоров увлекался теорией, а Павел, напротив, был практиком. За несколько лет он исходил лес-парму с геологическими экспедициями, а потом уехал.

Михаил остался в родной Соколовке, женился. Когда однажды ночью его разбудил стук в окошко, Михаил глазам не поверил – перед ним стоял Павел. Сели полуночничать. Вскоре друг признался, что не просто так вернулся в родные края.

«Я знаю, где вогульский князь Отташ похоронен! – похвастался Павел. Помнишь, нам Ермолай про него байки рассказывал?» Миша помнил. У вогула Отташа четыре века назад репутация была самая наихудшая. Свои люди за ним и в огонь, и в воду готовы были идти, зато крови чужаков на князе было сверх всякой меры.

Потом Михаил и сам не помнил, отчего согласился пойти вместе с приятелем. Недели хватило, чтобы приготовиться к походу, а в последний вечер к его дому пришел старый Ермолай. Он постоял у калитки, посмотрев на учеников, и произнес: «Отговаривать вас – дело гиблое, но коли в беду попадете, приходите». Повернулся и ушел, не сказав более ни слова.

На второй день экспедиции внедорожник Пашки «сел» в пармском болоте, и они продолжили путь пешком. Дорога была трудной, и Михаил не раз жалел о том, что согласился на эту авантюру. За десять дней они добрались до Медвежьей Гряды, где и был похоронен Отташ.

Его гробница-«скудель», как называли их пермяки, стояла на Гряде, не таясь: рубленая изба, от времени просевшая в болотистую почву, без одной стены, возле которой сидела «охранница» — деревянная кукла-иттарма, символизировавшая душу князя.

Павел вошел в обиталище мертвеца. В эту секунду Михаилу показалось, что лицо иттармы исказилось, а на груди у нее качнулась на длинном шнурке тамга – талисман, который при жизни носил князь. Пермяки считали, что в тамге жила душа человека.

«Внутри-то скудель пустая! – ругнулся Пашка. – Там только гроб да останки, и больше ничего!» — «А ты что хотел найти? Золото и драгоценности? – пошутил Михаил. – Их Отташ детям и внукам оставил. Зато иттарма здесь».

Павел подхватил куклу и снял с нее кожаный шнурок. «Помнишь байку, что тот, кто у мертвого тамгу заберет, потом от него не отвяжется? – подмигнул он лукаво. – Вот и проверим!»

Когда уходили с Медвежьей Гряды, на душе у Михаила было тяжко. Он знал, что они с Павлом используют тамгу только для изучения, но чувствовал себя грабителем, поправшим прах мертвеца.

Путь назад стал настоящим кошмаром. В первую же ночь, когда Михаил дежурил у костра, ему показалось, что из-за деревьев за ним наблюдает какой-то человек, одетый в одежду из выделанных кож. Потом вскочил Пашка – с криком.

Когда пришла очередь Мишы спать, он во сне увидел скуластое лицо со слегка раскосыми глазами – вогула. Когда вогульское лицо приблизилось к нему почти вплотную, Михаил увидел, что вместо глаз у него две позеленевшие от времени тамги – как та, которую они взяли с Медвежьей Гряды.

С каждым днем друзья становились все более нервными. Когда они дошли до брошенной машины, то увидели, что она погрузилась в топь почти до крыши, а на крыше проступил узор – такой же, как на княжьей тамге.

«Давай выбросим ее! – Михаил схватился за руку друга. – От мертвеца не отвязаться!» «Спятил? – отпрянул Павел. – Я эту штуковину исследовать буду!» Измученные бессонницей и дорогой, они с трудом добрались до Соколовки, и Павел уехал на следующий же день, упаковав в сумку «сокровище».

Миша думал, что после этого сны немного отпустят его, но ошибся. Ему каждую ночь являлся князь Отташ. А через неделю пришла рыдающая соседка Ираида Матвеевна – мать Павла. На него в городе напали грабители и убили ударом по голове. На следующий день Михаил увидел на своем крыльце… тамгу – ту, которую друг должен был увезти с собой в город. Как она оказалась здесь – Михаил не знал.

Прохоров отправился к деду Ермолаю. Выслушав его рассказ, старик заварил какую-то траву, пошептал над ней и дал выпить бывшему ученику. Когда Миша проглотил варево, старик приложил ладонь к его лбу: «Мертвецом взываю, — напевно произнес он. – Выброси тамгу – князь ее себе заберет, тебя в живых не найдет и в покое оставит!» Подчинившись, Прохоров зашел в лес и выбросил княжью тамгу.

С того дня его больше не мучили сны, но в жизни все изменилось. Жена ушла, он потерял работу, охладел к науке. Казалось, вместе с Пашкой и княжьей тамгой ушло из его жизни что-то важное. А однажды он увидел за плетнем деда Ермолая. «Не пытайся жить, как раньше, – тихо произнес пермяк. – Ты умер, тебе мир живых ни к чему. Это был единственный способ тебя от вогула спрятать. Как и меня когда-то».

Разговор с Ермолаем ничуть не прояснил ситуации, и Михаил решил доказать самому себе, что в его жизни не было и нет мистики. Он пришел к Медвежьей Гряде. На пороге скудели Отташа сидела Иттарма, на шее которой покачивался прежний медальон-танга. Как он опять оказался на своем месте – неизвестно. Михаил не помнил, как вернулся в Соколовку.

Вскоре он переехал в избу деда Ермолая. С тех пор они живут вместе – охотятся, пашут, собирают и варят травы. Местные называют их мертвецами, и Михаилу порой кажется, что они правы – он умер и больше никогда не оживет без княжьей тамги. А если она у него окажется, за ним самим придет мертвец из безжалостной пармы.

Комментирует парапсихолог:
— Ремесло «скудельников» — так на Руси назывались разорители могил – всегда считалось одним из опаснейших. Михаилу повезло, что рядом оказался человек, подсказавший, как «замести следы», чтобы покойный князь удовлетворился родовым знаком, а не жизнью второго грабителя. Но в некотором роде он «убил» свое будущее. Он просто перестал жить, и такое существование рано или поздно станет ему в тягость.

Конец.


Похожие статьи

   
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Тайны Мироздания
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: